Добро пожаловать!

Дорогие гости нашего сайта, если вы хотите наслаждаться полным объёмом выложенной на сайте информации о Чан Гын Соке, то, пожалуйста, пройдите несложную регистрацию. Мы всегда рады новым Угрям!

Комментариев   0  | 
Просмотров   543  | 

Снег в декабре

20-05-2014, 12:46

Обсудить на форуме

 

АвторTatiana Bereznitska

Рейтинг: PG-17

Жанр: мелодрама, юмор, сказка, мистика

Размер: миди, повесть

Пейринг: Чан Гын Сок/Тася, Юки (в роли Юки - Каменаси Кадзуя).

Предупреждение: нет.

Статус: закончен

Размещение: Только с указанием в кредите с ведома автора, и с указанием его имени.

От автора: Эта история задумывалась как рождественская сказка-шутка, так что прошу прощения за столь скромные размеры. Идея возникла ровно за три недели до нового года. И да, это рождественско-новогодний подарок всем моим читателям, которые так поддерживают меня всегда. Спасибо Вам огромное. Ваши комментарии и не только, дают силы писать дальше, не взирая ни на какие обстоятельства. И конечно, спасибо моей музе, без которой ничего тоже не было бы. (Это прямое продолжение – третья часть «Семи дней лета». Н-да. Вот и до зимы дожили.)

 

Снег в декабре.

 

Снег в декабре

 

 

(Неизвестные страницы.

Рождественская сказка.)

 

 

 

Пролог.

И кой чёрт меня дёрнул выбрать это захолустье? Никто. Романтики захотелось? А кто его знает, что мне вообще захотелось в тот момент. Вот кто мне скажет, чем мне не угодили рождественские огни Парижа, что меня потянуло в глубинку? Правильно, наверное, говорят, что женская логика призвана сводить с ума мужскую психику. Перед вами самый наинагляднейший пример.

В общем, куда ни кинь – сама виновата.

А с другой стороны, я-то при чём, если кое-кто выпить не дурак?

Знала об этом? Знала. Вот и надо было попытаться хотя бы спрятать эту чёртову бутылку с глаз долой. А ещё лучше об стенку вдребезги. Стены здесь хо-рошие – каменные. Об них бутылки колотить одно удовольствие. Культура и воспитание не позволили. Тьфу. Вот и разгребай, Тася, теперь последствия. А кому ещё? Если два моих чуда сидят в отключке. Не знаю, что за адова смесь была в бутылке, но это явно не каберне урожая 1658 года. Вернее, может и каберне, и даже как указано 1658-го… Да не совсем. Поскольку к чудесам в прошлом уже попривыкла малость, то даже предположений никаких строить не буду – кто-то явно над ним колданул, над вином этим. И хорошо притом. Потому что, ладно Гын Сок, хоть и с драконом, да дракон можно сказать новорожденный, но ведь и Юки… Нет, ну как тысячелетний дух-то купился на такое? Никак помрачнение рассудка вышло. Старческий маразм. Тысяча лет срок-то не маленький.

И вот теперь эти двое…

Нет.

Лучше начать с самого начала.

 

 

Глава 1. Сеул.

- Ни за что. Забудь об этом, - в голосе Гын Сока послышалось едва сдерживаемое нетерпение.

- Но почему?

Мне действительно трудно было понять «почему». Уже полтора месяца прошло, как всё успокоилось после событий в Сораксане. Не сказать, чтобы его поведение и отношение ко мне сильно изменилось. Но… Оно стало каким-то более собственническим что ли. А ещё стало больше поездок, во время которых я оставалась в Сеуле, ожидая очередного возвращения «Принца». Казалось бы, всё должно быть наоборот. Но ведь нас ни в коем разе никогда нельзя было назвать обычной парочкой. Так что и отношения между нами отнюдь не вписываются в стандартные рамки. Я всё так же значусь по документам преподавателем, но теперь сопровождаю в поездках через раз. Зато мобильник стал моим неразлучным спутником. Настолько неразлучным, что очень скоро научилась с ним даже спать. Потому что неизвестно когда он зазвонит в очередной раз. А звонит он часто. И так же часто выдаёт смс-сообщения.

И вот теперь такое решительное «забудь об этом». Скоро рождество. И что? Получается, я должна провести его как верная Пенелопа в гордом одиночестве и ожидая новостей из Франции? Не слишком ли? Он пока что не мой нампхён чтобы я смиренно сидела и послушно внимала всем его речам. Впрочем, сомневаюсь, что когда-нибудь смогу быть такой. И, думаю, он это хорошо знает.

Я обвела взглядом офис. Столы, кресла, стильный кожаный диван с подушками, живописно разбросанными в углах. Напротив большое, во всю стену окно. Тёмные, полированные полы под названием «смерть каблукам». В проёме двери промелькнул чей-то силуэт. Некто постоял нерешительно, но, так и не войдя внутрь, отступил назад и скрылся в недрах коридорчика. Не успела разглядеть кто. То ли один из менеджеров, то ли курьер. Дальше…

- Почему? – переспросил мой оппа, отрываясь на минуту от своего ноутбука. – Неужели не понимаешь, что начнётся, если о тебе узнают мои фанаты и пресса? Спокойная жизнь надоела?

Ну да! Можно подумать, у меня здесь вообще была спокойная жизнь. Сам ходячий торнадо. Рядом с ним постоянно чувствуешь себя как на американских горках. То вверх, то резко вниз. Хотя в одном он прав: если о нас пронюхают, то нынешние американские горки покажутся детской забавой.

И всё же продолжаю упираться. Уж очень обидно остаться на праздники одной в Сеуле. Дело ведь не во Франции, куда намечена нынешняя поездка Гын Сока. Далась мне эта Франция с Парижем в придачу. Честно. Просто не хочу отмечать рождество одна. И всё тут. Пусть даже самого праздника как такового у него может и не предвидится. Неважно. Важно только быть вместе. Хотя бы на расстоянии вытянутой руки.

- Раньше ты этим особенно не озадачивался.

- Если посчитать, сколько такого раньше у нас было, то быстро выяснится, что оно тоже укладывается в общую картину, - тут же отпарировал Гын Сок.

И тут опять он прав. Такая правота даже злит немножко. Именно поэтому делаю ответное заявление.

- Раз так, я поеду сама. Думаю, Юки согласится сопровождать, а то я языка не знаю.

Со стороны окна послышался тихий смешок. Бьякко сидящий на подоконнике и присутствующий при нашем споре, даже перестал болтать ногой.

- Запросто… Новые места всегда интересно. И зачем ограничивать себя одной страной? Я могу показать тебе весь мир.

- Только посмей, - буквально прорычал Гын Сок. – Плевать, что дух – хвост выщиплю.

- Ха! Попробуй, - хмыкнул Юки. – Дракон малолетний.

- Ещё как попробую. Уши надеру, и усы выдерну, - и, подумав, добавил. – Лис-переросток.

И это взрослые гм… люди?

Мальчишки.

Как есть мальчишки.

- Что ты вообще забыл в моём офисе?

Похоже, меня ожидает очередной бесплатный спектакль. Точно. Здесь даже прогноз не нужен. Такой спектакль в разных вариациях мне приходилось наблюдать уже не раз и не два за последнее время. Вот и сейчас. Господа, занавес…

Юки окинул ленивым и в то же время оценивающим взглядом помещение и, слегка растягивая слова в окончаниях, произнёс:

- Для офиса слишком много здесь лишнего. Например, эта коллекция монстриков, - он кивнул в сторону низенького столика, где в кажущемся беспорядке стояли разноцветные медведи-bearbrick. – Ты что, в детство впал? Или, наоборот, из него не вышел ещё?

- На себя посмотри, - отреагировал тут же Гын Сок. – Кто-то на днях мангу читал.

- А что? Интересная история.

- Он читает мангу, - обратился внезапно ко мне Гын Сок.

Оба как по команде уставились на меня. Один, в свободного покроя толстовке и тёртых джинсах, в небрежной позе тинэйджера, восседает на подоконнике, потеснив в угол довольно внушительную кипу однотипных чёрных папок. Второй, эдакий «мистер босс», в тёмно-сером деловом костюме и белоснежной рубашке, с забранными в пучок рыжеватыми волосами, за заваленным бумагами столом, где, среди делового беспорядка, красуется очередной ноут.

- Я тоже читаю мангу, - сообщила я довольно жизнерадостным тоном. - Кажется.

Юки в ответ радостно хохотнул и хлопнул себя ладонями по бёдрам. Гын Сок сузил глаза.

- Читаешь, что?..

- Мангу, - повторила я и добавила. – А что? Это интереснее, чем читать учебник корейского со стандартными текстами.

Не то чтобы я оправдывалась, но… Очень уж не хочется выглядеть по-детски. Хотя, с другой стороны уйма взрослых эту самую мангу и читают. Тем более истории там совсем не детские.

- А как называется? – Бьякко совсем не собирался снижать напряжённость ситуации.

- Модель. Автор Ли Со Ён.

- А про что?

Я покосилась на Гын Сока. Невозмутимое выражение лица как у игрока в покер. Только прищур глаз выдаёт. И то, потому что сам так захотел. Похоже, веселится.

- Про вампира и художницу. Дело происходит во Франции, в Париже, - не удержавшись, метнула ещё один взгляд в сторону стола.

Лёгкая усмешка.

- Значит, так учишься читать?

- А что? Нельзя? – делаю невинно-обиженное лицо.

- Ну почему же. Читай. Особенно про парижских вампиров.

Тьфу. Проваль. Тролль. Ну, подожди же.

- У меня ещё на очереди перевод манги И Хань, - и добавила немножко мстительно. – Про кицунэ.

- О! Я тоже хочу, - тут же заявил Юки.

- Автор – китаянка. Значит не кицунэ, - Гын Сок сладко улыбнулся. – Кажется, их называют хули-цзин или пиньинь.

- Ты что в мифологии рылся?

А это что-то новенькое уже.

- Ну-у, - он протянул, выдерживая театральную паузу. - С кумихо мы встречались. С кицунэ, - тут он зыркнул в сторону тихо забавляющегося нашим разговором Бьякко: – Тоже. Для полного счастья осталось встретиться только с китайской версией.

- Интересная история? – поинтересовался опять Юки.

- Да. И очень романтичная.

- Ты же только собираешься её читать? Откуда такие познания?

- Не удержалась. Полюбопытствовала.

- Дай почитать.

Вот ведь! Неймётся сегодня Юки. А с другой стороны… Почему бы… Нет. Ну а что?

- Дам. Будем читать по очереди. Заодно, может, подскажешь что, если понадобится по языку. Всё равно чем-то надо заняться в рождественские дни. Раз уж я остаюсь здесь.

Я послала в сторону стола широкую улыбку.

«Мистер Босс» чуть нахмурился.

- Согласен. С меня моти (от автора: традиционные японские сладости на рождество).

- Никаких моти.

- Почему же? – искренне удивился Юки. Хотя голову дам на отсечение, что такая искренность, просто ещё одна деталь необходимая по сегодняшнему сценарию спектакля.

- Ты не любишь моти? – это уже ко мне вопрос, но ответить я, конечно, не успеваю.

- Она не будет есть моти.

Ну вот.

- Это ещё почему? - возмутилась, а в ответ получила лишь загадочный взгляд.

- Тася не любит моти? – удивился Юки и, подавшись ко мне, поинтересовался:

- Ты, правда, не любишь моти?

Я только помотала головой. Это могло быть расценено и как «да» и как «нет», но, похоже, мой дар речи в данный момент не доступен для использования.

- На Рождество она будет есть эклеры. Моти можешь съесть сам.

Наверное, глаза у меня стали абсолютно круглыми от такого заявления, сделанного весьма безапелляционным тоном и с лёгкой усмешкой.

- Принесу тогда эклеры, - с подозрительной лёгкостью согласился Юки. – Может ещё что?

Он устремил на меня взгляд своих тёмных загадочных глаз. Какие же у него необычно высокие тонкие брови. Так его лицо кажется каким-то неземным, похожим на эльфа.

- Ничего ты не принесёшь, - отрезал Гын Сок. – А мангу так и быть я сам тебе куплю. Будет тебе подарком на Рождество. Та-ся уезжает, так что счастливо тебе провести праздники. Самому. С мангой.

Мне оставалось только стоять и хлопать ресницами, переводя взгляд с одного на другого. Наконец, улучшив момент, удалось встрять.

- Куда это я еду?

- Как куда? – деланно удивился Гын Сок таким тоном, как будто всё было решено уже давно, а не пару минут назад. – Со мной во Францию. Можешь начинать собирать чемодан. Вылет послезавтра в четырнадцать ноль-ноль.

Оппаньки. Приехали.

Вернее едем.

 

Глава 2. Шарль де Голль.

 

Франция встретила нас сумерками и лёгким редким снежком. Спускаясь по трапу вместе с небольшой группой пассажиров, я не удержалась и посмотрела вверх. Мелкие снежинки тихо падали, словно из ниоткуда, и незаметно оседали на одежде, волосах и всех окружающих предметах. Красивое зрелище. Особенно на фоне сине-лиловых сумерек. Только-только миновало шесть, а весь мир уже, будто лёгкой кисеёй, окутан бледной сиреневой тенью предстоящей ночи. Зима. Я так засмотрелась, что чуть не уткнулась носом в идущего впереди Гын-Сама, менеджера Гын Сока. От падения со ступеньки меня спасла только его широкая спина и перила трапа. Я буквально повисла на них, стараясь сохранить равновесие и не навалиться на бедного Гын-Сама всем своим весом. Рядом послышался тихий смешок и тонкая рука, вынырнувшая откуда-то сзади, ухватила меня чуть выше локтя, помогая вернуть утраченное равновесие. Причудливый маникюр выдал доброжелательницу-самаритянку. Хан Чжи Мин. Я обернулась, чтобы поблагодарить за помощь.

- Камсахамнида.

Девушка показала пальцем на небо, потом указала на меня и весело подмигнула. Я почувствовала, что начинаю улыбаться в ответ. Не так уж много нам приходилось общаться за все время. Гын Сок довольно строгий босс и разговаривать просто зачастую некогда.

Покинув последнюю ступеньку и оказавшись на твёрдой земле уже окончательно, пытаюсь хоть немного размять затёкшие во время долгого пути ноги. Перелёт из Сеула в Париж длится просто невыносимо долго, даже если часть пути спишь. Во сне тело требует горизонтального положения и по пробуждении вместо привычной лёгкости появляется ощущение, что побывал на прокрустовом ложе или же в мясорубке. Украдкой подавляю невольный зевок. Что-то прохладный воздух ныне мало бодрит меня.

- Мне что, одному здесь холодно?

Вопрос Гын Сока застаёт немного врасплох. Кошусь на своего оппу. И смех и грех. Знаю, что он ещё тот теплолюбивый цветочек, но увиденное вызывает лёгкую улыбку и одновременное желание вот сразу же, прямо сейчас, согреть его. Нахохлился как воробушек в морозный день, кутается в свою куртку-дублёнку с меховой оторочкой. Вид озябший и, какой-то обиженно-грустный. При всём своём немалом росте выглядит как потерянный ребёнок.

Н-даа. О чём это я только думаю? Этому «ребёночку» достаю только до плеча.

Перевожу взгляд на Юки. Вот кому что называется «по барабану» всяческие погодные выверты-капризы. Бьякко-кицунэ не подвержен холодам и жаре. Интересно, он вообще каким-то боком их хоть ощущает? Надо будет как-то поделикатнее спросить его об этом. Эх, Юки. Таки увязался следом. Не могу без улыбки вспоминать, как он нарисовался перед нашими креслами в салоне аэробуса перед самым отлётом и невозмутимо занял место справа от меня, так что в результате я оказалась между двумя этими «чудами». На вопрос «чего он тут забыл», Юки как всегда отреагировал в лучших своих традициях. То есть просто-напросто проигнорировал интонации, с которыми вопрос был задан и заявил, что рождество во Франции это ново и интересно. И вообще мечта всей его жизни. Мы почти сразу пошли на взлет, и тема автоматически была закрыта.

И вот она – Франция. Почему-то сейчас ничего особенного по этому поводу не чувствую. Двенадцать часов полёта плюс разница во времени, по-видимому, действуют убийственно на мои эмоциональные центры. К тому же впереди нас ещё ждёт паспортный контроль…

Аэропорт Шарль де Голль.

Совершенно фантастическое здание второго терминала, вернее комплекс из шести терминалов обслуживающих разные авиакомпании. Полный авангард и футуризм. Прозрачные стеклянные стены, создающие невероятное завораживающее зрелище: движущиеся эскалаторы, маленькие, словно игрушечные, фигурки людей. Настоящий человеческий муравейник под стеклом. Не знаю как у кого, а мне почему-то сразу вспоминаются абсурдно-логические произведения Станислава Лэма. Если аэропорт Инчхона могу сравнить с космическим кораблем, летящим в безграничном космосе, то тут мой словарный запас и воображение дают сбой. Слишком необычно. Внутренний дизайн под стать наружному. Словно вмиг оказались в далёком-далёком будущем, а может и вообще на другой планете. Странные перекрытия, стеклянные арки и всё на фоне огромнейшего пространства. Непрерывный гул голосов.

- Ты не передумала? – поинтересовался Гын Сок.

- Ты о чём? – я непонимающе уставилась на него.

- Лаварден или Париж. Деревушка или столица?

- Ах, это. Но ты же сам опасался лишнего внимания и огласки. Конечно, Лаварден.

Ещё до перелёта к моему большому удивлению оппа предложил выбрать конечный пункт назначения на период рождества. Три дня. Целых три дня свободных мы сможем быть вместе. Наверное, он просто думал, что я всё же без раздумий, как любая нормальная девушка выберу Париж. Ну что ж. Я ещё раз доказала, что к нормальным меня можно отнести лишь с натяжкой. Потому что, позаимствовав у него один из его дорогих ноутов и покопавшись в гугле минут десять, выудила даже не город, а деревушку под красивым названием Лаварден. Путеводитель вещал о ней как об одной из самых красивых деревень Франции с богатой историей, руинами замка, романской церковью и прочими радостями туриста падкого на средневековье. Если честно, кроме простого любопытства было ещё и желание доказать, что Париж мне не так уж и нужен сам по себе, да и что греха таить, хотелось просто подразнить одного любителя клубных тусовок. Не уверена, но, кажется, последнее если и удалось, то не очень. Уж что-что, а веселье Гын Сок умеет находить в любом месте. Париж, это конечно Париж, но… Вот именно «но».

- Нет. Я не передумала.

В его глазах мелькнуло веселье.

- Отлично. Тогда наш план в силе. Встретимся на перроне. Эй, лис, - это уже к Юки который с любопытством оглядывает всё пространство вокруг. – Ты отвечаешь головой. Что б были на месте вовремя.

Похоже, присутствие Бьякко таки оказалось к месту. С моим уровнем знания английского оставаться одной - это рисковать никогда не добраться до места встречи. Тем более к назначенному часу. Идиотская конспирация. Нет. Конечно, если бы Юки не было с нами, то Гын Сок наплевал бы на всю эту конспирацию. Он бы в любом случае так и сделал. Но в последний момент информация о поездке просочилась в массы, и его ждал теперь тёплый приём-встреча. Придумать что-то другое кроме как на время разделиться, не удалось. Это не очень устраивало Гын Сока, но пришлось согласиться. Хватит и того, что ему придётся как-то улизнуть из-под самого носа репортёров и кучи фанатов, чтобы незаметно добраться до терминала 2Е, откуда отходит поезд до Блуа. Это наша первая точка прибытия. Потом Лаварден. В то время когда мы будем наслаждаться развалинами замка и рождественской индейкой, его стаффу придётся прикрывать отсутствие босса, рассказывая при необходимости, придуманные заранее байки.

Хорошо, что билеты куплены загодя через сайт. Хоть с этим не надо заморачиваться.

Юки оторвался от созерцания фантастического дизайна и повернулся к нам. В искусственном освещении блеснуло золото в тёмных прядях.

- Когда ты успел покрасить волосы? – невольно вырвалось у меня.

И верно. Как это раньше не заметила? Ведь привыкла к его пепельно-седым локонам.

- Вчера. Сегодня. Не помню, – он усмехнулся и привычным жестом откинул слишком длинную чёлку назад. – Тебе же тёмненькие больше нравятся.

Могу поклясться, что в аэробусе у него были белые волосы. Ещё один тролль на мою голову.

- Ты меня слышишь, лис?

Гын Сок повторил свой вопрос.

- Слышу. Сам вовремя приди. А то без тебя уедем, - Юки не спрашивая, ухватил мой чемодан за ручку. – И смотри не замёрзни по дороге. А то сегодня же так холодно.

Он рассмеялся.

Последнее замечание мой оппа проигнорировал. Повернулся вновь ко мне. В глазах цвета кофе лёгкое беспокойство.

- Держи телефон в руке. Если что, звони. Нет – пиши сообщения. Сообразишь.

Подался ко мне, но обнять или даже взять за руку не решился – слишком много вокруг посторонних глаз.

- Идите первыми.

Я кивнула и двинулась следом за Юки. Похоже, опять он в роли моего телохранителя. Гын Сок со своей свитой остался позади.

Шум аэропорта с новой силой окружил со всех сторон. Словно до этого момента мы находились в своём собственном пространстве за стеклянной невидимой стеной. И вот сейчас, при расставании эта стена рухнула, открывая нас миру, а мир нам. Нервы, словно струны напряжены. Чужая страна. Незнакомый язык. Странно, но даже в первый свой приезд в Корею у меня не было такого чувства. А позже и подавно. Может потому что всегда рядом хотя бы незримо, но был он. И язык. Хоть как-то, но я знала в отличие от французского. Забавно и странно. Наверное, у каждого человека существуют страны кроме своей собственной, в которых чувствуешь себя не таким уж и чужим.

Лавируя между чемоданами и их хозяевами, я шла следом за Юки, стараясь не отстать и не потерять его из виду. Впрочем, он и сам внимательно следил за этим. Не раз и не два ловила на себе задумчивый и в то же время смешливый взгляд карих глаз под невероятно густыми и длинными ресницами. Прям наседка над цыплёнком.

Паспортный контроль занял у нас минут пятнадцать. Я даже не стала интересоваться, откуда у тысячелетнего духа взялся паспорт на имя Хадзиме Юки двадцати шести лет отроду. Бьякко есть Бьякко.

Восторженные крики и возгласы за спиной возвестили нам о том, что паспортный контроль прошли не только мы.

Я не стала оглядываться. Да вряд ли бы увидела что-то новое, чего не видела раньше. В каждой стране повторяется один и тот же сценарий. Меняются только декорации и статисты. Вот сейчас он как всегда, конечно, лёгкой походкой идет по коридору, огражденному специально по такому случаю, дабы никто из фанаток не кинулся под ноги своего кумира. Машет рукой. Поцелуи. Воздушные поцелуи это уже своеобразная визитная карточка Принца. Впереди и сзади менеджеры, стафф. Фотографы. Крики фанаток. Вытянутые вверх руки с сотовыми и камерами, дабы запечатлеть каждое движение, каждый шаг Принца. Лес рук. Светящиеся счастьем от возможности лицезреть так близко «оппу» лица. Нарисованные от руки плакаты и плакатики. Непременные атрибуты славы.

На перроне не так уж много народа. Кто-то спокойно ждёт, кто-то спешит мимо. Чтобы не разминуться мы договорились встретиться у эскалатора.

Сквозь стеклянный купол потолка пробивается незаглушаемый до конца местным освещением, синеватый полумрак вечереющего неба. Гул человеческих голосов подымается кверху, заполняя все свободное пространство, и разбивается на отдельные осколки звучащие еще более странно на фоне общей какофонии звуков. Странное двоякое чувство появляется в душе. Возбуждение от предстоящей поездки и лёгкая грусть. Возбуждение - это понятно. А вот грусть…

Каким-то шестым чувством улавливаю движение за спиной. И…

… знакомый голос прямо над ухом.

- Merry Christmas.

Перед глазами на блестящем шнурке закачалась бутафорская золотистая звезда. И где только успел раздобыть?

Словно в ответ на его слова, в начале туннеля появилась голова поезда.

Не время грустить или задумываться.

Впереди у нас французское рождество.

 

 

Глава 3. Блуа. Вечер.

 

Поезд, мягко укачивая, с невероятной скоростью мчится на юго-запад. За окном открывается сумеречный пейзаж, расцвеченный редкими разноцветными огнями. В тёмном прямоугольнике стекла отражается наш маленький замкнутый мирок. Напротив сидит Юки. Задумчивое лицо. Когда смотришь в профиль, хорошо заметна аристократическая горбинка носа. Непослушная чёлка вновь упала на глаза. Не замечает. Полностью погрузился в себя. Что это? Сон с открытыми глазами, способ медитации или настолько глубокая отрешённость от реальности? Тёмные тени от густых ресниц.

Рядом со мной лёгкое движение. Гын Сок. Придвинулся ближе. Отороченный мехом капюшон тёмно-коричневой аляски практически полностью оставляет лицо в тени. Вопрос, когда успел переодеться, возникает в моей голове и так же быстро исчезает, когда он поворачивает ко мне голову и склоняется ниже. Каждый раз, когда он так вот смотрит на меня, я просто тону в его шоколадных глазах и ничего с этим не могу поделать. Лёгкая улыбка скользнула по полным губам.

- Всё как ты хотела. Довольна?

Тихий, чуть хрипловатый шёпот пробирает до мурашек, до лёгкого покалывания в ладонях. Собираюсь всё же с духом и отвечаю так же шёпотом:

- Конечно, довольна. А ты сомневался?

Лёгкий смешок в ответ.

Вагон тихо качнуло.

Остановка.

Прохладная ладонь нашла мою. Сжала пальцы.

И опять мягкое покачивание.

Танец огней за окном.

Лёгкий шелест движения.

Остановка.

Пересадка.

Холодный, чуть резковатый воздух.

Молчаливый вальс снежинок в кругу света и беловатые облачка пара, в которые превращается наше дыхание.

Два с половиной часа дорожной зимней сказки, на протяжении которой мы были наедине друг с другом, невзирая на присутствие других немногочисленный пассажиров, невзирая на молчаливое присутствие Юки. Напротив, Юки словно страж, а может и создатель той самой невидимой стеклянной стены, которая хранит наш маленький мирок от нескромных взглядов. И это странное волшебство длилось до тех пор, пока гудящий поезд не умчался прочь, оставляя нас среди танцующих снежинок в городе, от названия которого так и веет средневековыми тайнами, рыцарями и турнирами во славу прекрасных дам. Хотя, что греха таить, на самом деле всё было далеко не так. Обрюзгшие от слишком обильных пирушек, совершенно неповоротливые в своих тяжеленных доспехах, рыцари, защищавшие скорее свой кошелёк и право сильного, жеманные дамы, заносчивые и гордые своим первородством. Нет. Не хочу развенчивать средневековье. Где, правда, а где вымысел оставим разбираться историкам. Блуа красивый город. Хочу насладиться каждой минутой в нём рядом с человеком, который…

…Снежинки, похожие на звёзды так и норовят сесть на подставленную ладонь.

Сегодня мы заночуем здесь. Поздно уже куда-то идти на прогулку или экскурсию. Конечно на часах ещё «детское» время, но… не знаю как мои спутники, а я точно устала. Может Гын Сок и двужильный, Юки вообще дух, но мне от Бьянки энергии как-то не прибавляется. Напротив, она у нас одна на двоих. Так что отдохнуть не помешает. Но сначала перекусить бы. Нет. Надо вещи оставить где-то. Не с чемоданами же в кафе идти.

Как хорошо, что с этим нет проблемы, потому что всё улажено заранее.

Небольшой уютный отель встретил нас приглушённым желтоватым светом, льющимся из узких, под старину, окон в свинцовых переплётах рам. Деревья у входа, словно паутиной перевиты золотистыми нитями гирлянд. Несколько ступенек крыльца ведут к дверям по-рождественски украшенным тёмным еловым веночком, перевитым красной лентой с отливающими латунным блеском колокольчиками. Ручка двери под бронзу в форме львиной головы. Даже немножко боязно становится – потянешь за нее, и распахнётся дверь в прошлое, совсем в другой мир, где чадящие факелы, стража в боевых доспехах, шум и суета средневековых трактиров и постоялых дворов…

… Гостеприимно распахнувшаяся дверь открыла глазам небольшой холл в бледно-розовых тонах со стойкой по левую руку, мягкий уголок для постояльцев в дальнем конце и две лестницы черного дерева, ведущие на второй этаж. Всё скромно, но стильно и красиво. И как-то очень по-французски. И никакого средневековья. За стойкой на ресепшене миловидная француженка в строгом чёрном костюме.

Приветливая улыбка. Разговор на беглом английском. Садовая моя голова. Хорошо если понимаю отдельные слова. Стыд и позор. Сколько же мне ещё придётся краснеть за свою необразованность. Надо срочно к изучению корейского добавлять английский.

Девушка согласно кивает. Что-то объясняет активно жестикулируя. Надеюсь, она рассказывает, как пройти в ближайшее кафе. Похоже, объяснения закончены. Гын Сок благодарит её в своей неотразимой манере. Какое счастье, что девушка не его фанатка, иначе не видать бы нам спокойного рождества.

- Всё. Пойдём, оставим вещи и ужинать.

Волшебное слово «ужинать». Я очнулась от раздумий. Стоит, улыбается. Видно, доволен собой. Рядом Юки вертит в руках электронную ключ-карту. Ого! В таком месте гораздо уместнее были бы старинные бронзовые ключи с множеством завитушек и затейливым вензелем.

- Хорошо, - я готова уже следовать за ними, но в последний момент торможу.

- Стоп. А где мой ключ от номера?

- Вот он, - Гын Сок помахал картой перед моим носом.

Я протянула руку, но он тут же отдернул свою и даже для верности спрятал за спину.

- В чём дело?

Видимо, у меня на лице написано ещё то недоумение. Послал хитроватую улыбку мне в ответ. Рядом фыркнул Юки. Им обоим смешно. Ну-ну.

- Ключ только один, - внятно, выделяя каждое слово, пояснил Гын Сок.

Перевожу взгляд на Бьякко. Вернее на его руки, в которых он всё ещё вертит свою карту.

- Но…

- Я имел в виду НАШ ключ, - снизошёл, наконец, до объяснений Гын Сок. – Он один. Потому что номер один. Двухместный.

Наверное, у меня челюсть отвисла от такого заявления. Теперь я возблагодарила небеса за то, что разговариваем мы не на английском. Вряд ли кто здесь способен понять нашу корейско-японскую тарабарщину. Юки не в счет. Нет. Но… И это называется секретность?! Даже дома, в Сеуле, у нас сохраняются отдельные квартиры. Другой вопрос как мы их используем.

- Всё нормально. Никто не узнает.

Успокоил.

И этот человек хотел оставить меня в Сеуле на рождество из-за конспирации!

Ай, и ладно. Я есть хочу, а не разбираться, где спать буду. С такими мыслями ничего не отвечая, я и двинулась в сторону одной из лестниц. Но последнее замечание заставило вновь остановиться.

- Вот и умница. Увидишь сама – это очень хорошая идея насчёт одного номера. Не думал, что здесь так холодно. Так что грелка в постели будет в самый раз.

Мне захотелось запустить в него чемоданом. Жаль силёнок не хватит. Да и некультурно получится. Ну, ничего. Отплачу той же монетой. Оборачиваюсь и дарю ему одну из своих особых улыбок.

- Спасибо за заботу. И, правда, прохладно. Большая грелка не помешает. Найди, пожалуйста, размерчиком эдак метр восемьдесят два примерно. Буду очень признательна.

Тёмные брови в немом изумлении взметнулись вверх. В глазах плеснулось едва сдерживаемое веселье. Так вот, получай. Не одному тебе троллем быть. Я примерная ученица.

Юки от души расхохотался. Тысячелетний дух по достоинству оценил нашу словесную перепалку.

 

 

Кафе нашлось рядом с отелем. Не мудрено. Где ещё найдёшь такое подходящее место для бизнеса? Уютное и небольшое. Даже немного домашнее. Тёплый свет настенных светильников. Столики под белыми скатертями расположены в нишах. Удобно.

Поскольку с языком у меня продолжаются проблемы, приходится полностью полагаться на вкус и выбор своих спутников. О чём я их со всей возможной жизнерадостностью и оповестила сразу.

Всегда задаюсь вопросом – куда в них всё это влазит? Нет. Ну, правда. Такое количество тарелочек и мисочек с содержимым. И всё съедается. Никогда не страдала отсутствием аппетита, но столько…

Вначале нам подали салат из варёного картофеля, моркови и зелённого горошка приправленный томатным соусом и горячий бульон из телятины в специальных глиняных горшочках. Лично для меня этого всего уже было бы более чем достаточно. Но следом появились фаршированные сыром шампиньоны – каждая шляпка гриба аккуратно уложена на смазанный сливочным маслом почти прозрачный ломтик хлеба. И… о боже, похоже, это коронное блюдо – тушённый в красном вине угорь. То-то у моего оппы так глаза блестели при заказе. Я тихо фыркнула, пытаясь сдержать смех. Услышал. Усмехнулся в ответ. Аккуратно поддел вилкой кусочек и медленно, не отводя от меня глаз, отправил в рот. Под его гипнотизирующим взглядом тоже пробую. Вкусно! Ну, зачем я перед этим столько салата съела и бульона выхлебала.

Сырная тарелка. Шоколадный мусс. Мятное печенье. Чай. Ооо. Если сейчас ещё что-то принесут, то я просто лопну.

Ужин закончен. После уютного помещения кафе на улице кажется ещё более зябко. И как-то сыро. Все деревья в огнях – светло как днём. Небо какого-то неясного жемчужно-розоватого оттенка. Холодный воздух тихо звенит волшебными рождественскими колокольчиками.

А в номере тепло. За окном мириады огоньков-светлячков. На прикроватных тумбочках горят ночники-фонарики. И стрелки часов подбираются к полуночи. Это по местному времени. Страшно даже начать считать, сколько мы уже на ногах по сеульскому времени. И не важно, что большую часть в аэробусе продремали. Я исподтишка бросила взгляд на кровать. Н-да. Тот, кто обставлял отель, явно не мелочился. Это не просто двуспальная кровать, это целый плацдарм. Но, несмотря на такие размеры, выглядит довольно уютно. Устала. А после такого обильного ужина вообще в сон потянуло. Нет. Вначале душ. О чём тут же сообщаю Гын Соку. Я первая.

Спать-то, как хочется.

По дороге в душ спотыкаюсь, запутавшись в собственных ногах.

- Сможешь сама или помочь?

Вопрос конечно интересный.

- Сама, - заявляю тут же. Ха! Поможет он. Как же. Это уже не душ получится. И кто знает, когда до кровати добраться удастся.

- Смотри не засни прямо там. Даю тебе пятнадцать минут, - он демонстративно посмотрел на свои часы. – Если не выйдешь вовремя, буду организовывать спасательную экспедицию.

А ведь вполне способен на такое.

- Не засну. Можешь засекать время. Я и в десять минут управлюсь.

- Жду.

Отошёл к окну, делая вид, что любуется ночным пейзажем. Волосы в неярком свете отливают бронзой. Как же я всё-таки люблю тебя, мой нарцисс. Это ж надо было умудриться так, втрескаться. Временами сама диву даюсь такому умопомрачению.

А время-то идёт. Я встрепенулась. Лучше потороплюсь.

Тёплые упругие струи воды хоть немного смывают накопившуюся усталость. Так хочется раствориться в них. А лёгкий апельсиновый аромат выбранного геля ненавязчиво напоминает о празднике. Обожаю этот запах. Блаженство. Наконец, напоминаю себе, что пятнадцать минут не бесконечные и со вздохом сожаления закрываю кран. Где же тут оставляла полотенце? Уютный махровый бледно-розовый халат уже ждёт свою хозяйку. Остаётся только расчесать мокрые после душа волосы. Часики тикают, стрелки медленно приближаются к последней отметке.

Когда вышла, Гын Сок сидел в кресле, потягивая из бокала нечто золотистое. По видимому уже успел попастись в баре от скуки. Окинул меня с ног до головы взглядом, от которого даже жарковато стало, посмотрел на часы.

- Надо же и, правда, успела.

Отставил бокал. Легко поднялся.

- Теперь моя очередь. Не жди меня. Ложись, а то замёрзнешь.

Замёрзну? Интересно, кто из нас двоих больше не терпит холод?

Я нырнула под одеяло и тут же взяла свои слова обратно. Не ожидала. И чего это так холодно? Постель оказалась прямо-таки ледяная. Трясясь от внутреннего озноба, подоткнула со своей стороны одеяло и поглубже в него зарылась. Ничего. Сейчас. Я не я буду, если скоро не согреюсь. Шутки шутками, но я и, правда, неплохая «грелка» в такой ситуации. Сейчас.

Даже не заметила, как и, правда, пригрелась и задремала. Здорово же вымотало видно.

Тёплая рука скользнула по груди и обняла за талию. Тихий голос со смешинкой прошептал в ухо:

- Грелку заказывали? Метр восемьдесят два?

Ещё находясь на грани сна и яви, разворачиваюсь. Коленкой слегка касаюсь его бедра. И тут же попадаю в ловушку длинных ног.

- И кто здесь грелка? – бормочу в ответ.

Не ответил. Вместо этого легонько касаясь, прошёлся подушечками пальцев по позвоночнику от лопаток до поясницы. Так нежно и ласково.

- Оставил в такой холодрыге, а сам пришёл в тепло, - продолжила я шутя.

Рассмеялся.

- Ну, я же пришёл. Готов согреть прямо сейчас.

Прядка волос упала на лицо. Щёкотно. Потёрлась кончиком носа о его плечо. Кожа всё ещё влажная после душа. Слабый хвойный аромат мыла и его собственный, только ему присущий запах. Тепло тела.

- Ловлю на слове.

- Тогда готовься. Будет жарко, - губы осторожно скользнули по шее, прокладывая влажную дорожку из поцелуев к ямочке между ключицами. Горячее дыхание обожгло кожу. Жарко? О, да!

Вот в этом он оказался абсолютно прав.

 

 

Глава 4. Блуа. Утро, день.

 

Чем можно заняться в провинциальном французском городке в канун Рождества? Правильно! Да чем угодно. Тем более в таком, богатом на историю, городе как Блуа. Да ещё в такой компании.

Завтрак чисто на французский манер – кофе с круассанами. В том же самом кафе, что и вчера. Увидев вполне скромный заказ, я вздохнула с некоторым облегчением. Всё-таки вчерашняя объедаловка слишком серьёзное испытание для желудка в частности и для фигуры в целом. Кстати, а ведь, правда. Моя рука, потянувшаяся за очередной булочкой, замерла на полпути. Пробыв в раздумьях с полминуты, отдергиваю её назад. Хватит с утра пораньше сдобы. А то я так быстро превращусь в девушку эпохи Ренессанса. И будет тогда рядом с оппой «русский колобок». Отодвигаюсь на всякий случай подальше от румяного соблазна и вместо сдобной булочки с кофе, пью просто кофе. Ловлю на себе насмешливый взгляд.

- Что? – интересуюсь нехотя.

- Ничего. Вот смотрю. Ты уже наелась?

- Вполне. А что?

Юки перестал жевать, с любопытством переводя взгляд с одного из нас на другого.

- Я думал после вчерашнего ты проголодаешься сильнее, - в глазах уже откровенное веселье. Даже уголок рта чуть подёргивается от сдерживаемого смеха.

- А что было вчера? – конечно Юки встрял.

Лучше бы промолчал. Эти двое явно вознамерились вогнать меня в краску. Перебьётесь. Я просто смоюсь сейчас.

- Луна в козероге, - я имитировала притворный зевок. – Ну, вы как хотите, а я прогуляюсь по городу. Хочу пройтись по старому кварталу и попасть на ярмарку.

- В корейской семье решение принимает мужчина, - заявил Гын Сок, переключаясь на новую тему.

- Да? И где это прописано? И вообще, причём тут семья? – забавно мы сегодня общаемся. Французский воздух, что ли так действует?

На этот раз Юки хмыкнул, но промолчал. Спасибо хоть за это.

- Притом. Решать буду я. Куда идти и когда.

- Ну и решай на здоровье. Где ты семью увидел?

- Поздно спохватилась. Остались формальности. Кончай уже оппой называть. Какой я тебе оппа? Я нап…

- В японской семье решения тоже принимает мужчина, - встрял Юки.

- Это вы оба можете сказать его маме, - я кивнула в сторону Гын Сока. Да уж. Интересно было бы посмотреть на такое.

- Я пас, - Юки даже подался назад. Видимо представил тут же действо в деталях.

- Всё. Решение не обсуждается, - оборвал разговор Гын Сок. – Мы идём гулять. На ярмарку.

Айгу! Вот и стоило из-за этого разводить сыр-бор?

 

 

Как во многих городах с богатой историей, Блуа делится на старый и новый районы. Есть, конечно, и свой замок. А как же без замка-то? Вон высится на утёсе. Колоритный такой. Если не подводит память и гугл, тринадцатого века. Кажется, в том же гугле было сказано, что в нём родился какой-то из Людовиков. Который не помню, да и не суть важно. О, и я была не права, назвав город провинциальным. В далёком прошлом ему случилось быть второй столицей Франции.

Красивые здесь места. Старый город и замок занимают левый берег реки. Даже зимой здесь бесподобно, а летом, наверное, вообще дух захватывает от сочетания средневековых улочек, очень крутых и извилистых, но таких загадочно-привлекательных, идеально правильных современных кварталов, буйства зелени и мерно несущей свои воды Луары. И да, мост. Каменный мост на четырнадцати арках через эту самую Луару заслуживает внимания.

Уже в самом начале нашей прогулки лично у меня глаза просто разбежались. Если так дальше дело пойдёт, то к вечеру просто-напросто шея разболится от слишком интенсивного верчения ею по сторонам.

Но ведь так хочется всё увидеть. И так мало на это времени. Уже к вечеру мы будем в Лавардене. Именно там и проведём оставшиеся рождественские каникулы.

В Блуа на самом деле не один замок. Есть ещё несколько дворцов, кафедральный собор, церковь. Конечно, все эти сведения почерпнуты в гугле. Я же не ходячая энциклопедия. И, конечно же, на посещение всех интересностей элементарно нет времени. Но на самом деле мне жалко только одного, что мы не сможем побывать в доме магии. Музей, посвящённый фокусам и цирковой магии сам по себе должен быть совершенно удивительным местом. А посетить его вместе с настоящими волшебными существами, на мой взгляд, особенный кайф. Но, к сожалению все гугловские сведения говорят о том, что в декабре дом магии закрыт. Жалко. Ну, ничего, рождественская ярмарка, устроенная в лучших средневековых традициях в старом городе вполне, думаю, утешит меня.

Сегодня солнца не видно. Но серенький, на первый взгляд денёк, словно радугой расцвечен ожиданием рождественской ночи.

Пройдя по одной из пешеходных улиц с труднопроизносимым французским названием, оказываемся в центре Блуа на площади Виктора Гюго. Если уж нет возможности побывать в самом доме магии, то полюбоваться им хотя бы издали никто не воспрещает. Поэтому, минуя маленький сквер, подымаемся по другой, с не менее труднопроизносимым названием, улице, на ещё одну площадь, где и находится музей. По дороге Юки и Гын Сок забавляются тем, что тормозят у каждой торговой палатки, коих по случаю праздника великое множество. В какой-то момент я отвлеклась в очередной раз и тут же потеряла из виду одного из них. Юки. Оппа вот он, рядышком. Сложно потерять того, кто держит тебя за руку. А Бьякко – вольный ветер, стоило только отвернуться в сторону, и он растворился среди толпы таких же, как мы гуляющих в этот зимний день. Я с новой силой завертела головой, высматривая по сторонам белого лиса.

- Ты чего? - Поинтересовался Гын Сок.

- Юки, - я отвлеклась от поисков.

- Не маленький. Найдётся, - он слегка нахмурился. – И вообще, в нашем рождестве он не предусмотренная фигура. Или ты предпочитаешь с ним гулять?

- А ты видишь меня сейчас рядом с ним? – немного ехидно спрашиваю. Уж извини – не удержалась.

- Нет.

- Вот и делай выводы.

«Солнышко» засветилось. Улыбка озорного мальчишки.

- Пойдём есть вафли?

На пути лоток, с которого как раз торгуют этим французским лакомством.

Вафли, восхитительно воздушные хрустящие трубочки, ещё тёплые и ароматные. Сладкий крем лёгким облаком тает во рту, нежно касаясь нёба. Тут же рядом покупаем горячущий кофе. Осторожно верчу пластиковый стаканчик в руках, в ожидании, когда он немного остынет.

На углу, под стеной одного из старинных домов настоящая экзотика – шарманщик. С обезьянкой! Маленькая проказница в красном кафтанчике и таком же колпачке занята тем, что за монетки раздаёт рождественские пожелания. В аккуратно сложенных листочках «чудеса в решете» - волшебство в эти дни реально.

Вертится ручка шарманки, незатейливая мелодия плывёт над тротуаром, подымается к крышам домов и дальше в небо. Седовласый маг-шарманщик знает своё дело.

- Попробуем? – Гын Сок кивнул в сторону обезьянки и, не дожидаясь ответа, потащил меня за собой. Я чуть недопитый кофе не пролила от неожиданности.

Мартышка резво выхватила монетку из его пальцев, сунула в рот и только после этого цепкой лапкой выудила заветный листочек из корзинки. Один на двоих. Вот только не учли, что написано-то будет на французском, который мы оба не знаем. Глядя, как Гын Сок вертит в руках листок с непонятным текстом, меня начал разбирать смех. Ещё немного и… не удержусь и, правда, рассмеюсь ведь. Наверняка сейчас подумывает насчёт того, а не заняться ли французским.

- Чего это вы тут делаете?

Юки возник за нашими спинами как чёртик из табакерки.

- Билетики счастья, - сообщила я ему. – Только мы прочесть не можем. Они на французском.

- Не проблема. Помниться один моряк… Если не ошибаюсь, это было в тысяча восемьсот пятьдесят девятом году. А может в шестидесятом…

Он рассмеялся, перехватив очень красноречивый взгляд, который в него метнул Гын Сок.

- У бессмертия есть свои преимущества.

Вместо комментирования столь безапелляционного заявления мой оппа молча протянул Юки наш листочек.

Несколько минут Бьякко всматривался в одну-единственную строчку на белой нелинованной бумаге. Губы его беззвучно шевелились.

- Странное какое-то пожелание, - наконец произнёс он.

- Что там? – нетерпеливо спросил Гын Сок.

- Больше похоже на проклятие, а не пожелание. Дай, я тоже попробую.

Он вручил подскочившей мартышке монетку и получил волшебный билетик.

Прочёл и развеселился.

Да что же это там такое?!

- Ну-ка выкладывай всё, что прочёл, - потребовала уже я, не выдержав.

- Да ничего особенного, - Юки запихнул листок в карман куртки. – У меня пожелание чуда на рассвете.

- Ну и…

- Что ещё прочёл, лис? – подключился Гын Сок. – Где тут проклятье?

- Так не у меня же. На вашем написано, что-то типа «начнёшь с рассветом, закончишь с закатом».

Ого! Ничего себе билетик счастья. С секретом. И что-то это смутно напоминает. Знать бы ещё что именно. Что-то крутится в голове на задворках памяти, но вот никак не вспоминается.

Вспомнить я всё же не успела. Моё внимание привлекла куртка Юки. Дело в том, что она…

- Твоя куртка шевелится, - не долго думая, выдала я. Ох, уж мой язык.

Но Бьякко отреагировал на удивление спокойно.

- Совсем запамятовал, - каким-то немного незнакомым извиняющимся тоном произнёс он, опуская застёжку-молнию почти наполовину. – Это Юси.

Из-за пазухи высунулась слегка напуганная остроносая мордочка. Чёрные глаза с опаской поглядывают по сторонам.

- Совсем спятил, - резюмировал Гын Сок. – Белый лис завёл себе рыжую подружку. Где ты её отыскал? В зоопарке?

- В уличном цирке.

- И что ты с ней делать собираешься? В лес выпустишь?

- Какой ещё лес? – возмутится Юки. – Она же ручная. С собой возьму, конечно.

- В самолёт? – уточнил Гын Сок.

- В самолёт, - невозмутимости Бьякко можно позавидовать.

- Ты ничего не забыл? – мой оппа прищурился.

- Я Бьякко.

- Ну-ну.

- И как же тебе её отдали? – поинтересовалась я, отчасти чтобы снять возникшее между этими двумя напряжение, отчасти действительно из чистого любопытства. Случай-то удивительный. А лисичка просто прелесть.

- Глаза отвёл, - Юки вновь застегнул куртку, оставив совсем небольшое отверстие для лисьего носа.

- Украл?! – я ахнула.

- Лис-воришка, - резюмировал Гын Сок, и было не понятно, порицает он сейчас Юки или же просто смеётся над ним.

- Она никому не должна принадлежать. Юси – вольный зверь.

Где-то рядом раздался бой часов и, разгоревшийся было спор, оборвался из-за нового зрелища. Из окон стоящего на другой стороне площади трёхэтажного особняка вдруг вылезли рычащие золотые драконы. Конечно не настоящие, но очень, очень внушительные и «взаправдашние».

Юки тут же отреагировал.

- Эй, чешуйчатый, глянь, твои французские родственнички.

- На себя посмотри, лис-воришка. Не успел приехать, а уже лапки загребущие распустил.

Ну, вот и что с ними поделаешь? Мальчишки.

 

 

Вот он, значит, какой оказывается - Дом Магии!

Словно вышедший из старинной сказки, с покатой крышей и внушительного вида дымоходами возвышающимися высоко над ней. Мозаичные, в розово-сиреневый орнамент, стены с белыми рельефами фальшивых колонн. У входа на невысоком постаменте памятник иллюзионисту, уроженцу Блуа. И, конечно же, драконы, сказочные стражи сего места, напоминающие о своём существовании каждый час. Говорят, внутри очень занятные вещи имеются, кроме того, слышала там и спектакли на протяжении всего года проводят. Да, жаль все же, что не судьба попасть в этот раз.

Жаль. Хотя на мою-то долю уже и так магии с лихвой выпало. Самой настоящей. Грех жаловаться.

 

 

Глава 5. Лаварден. Рождество.

В Лаварден мы прибыли уже затемно. Деревня «бастида», что означает деревня с укреплениями, расположилась к западу от Блуа. Идеальное место для любителей истории и средневековья.

Рождество у французов принято встречать в кругу семьи, поэтому нас встретило непривычное безлюдье. В Сеуле сейчас на улицах оживлённо и весело. А здесь тишина. Да-а… Это тебе не большой город. В деревне всё ещё придерживаются старых традиций. Огоньки в окнах домов, приветливо подмигивающие светлячки множества гирлянд на деревьях. Рождественские венки на дверях. Витающее в воздухе праздничное настроение. И почти никого на улицах. Лишь спешащие домой припозднившиеся прохожие.

Отель для приезжих, очень напоминающий старинную гостиницу, встретил нас каким-то почти домашним уютом. Тёплый желтоватый свет и лёгкий полумрак, нарочито грубоватая деревянная лестница на второй этаж. Везде венки из омелы.

Интересно только где мы будем рождество встречать по местному обычаю? В номере что ли? Ну, что ж, сама виновата. За что боролась на то и напоролась, как говорится. Надо было оставаться в Блуа, а не тащиться, на ночь глядя в деревню.

Я вспомнила сегодняшнее представление около Дома Магии. Золотые драконы почти как настоящие рычали и пытались вылезти за ограждения балконов. Даже стало как-то жутковато на одно мгновение. Хотя мне-то чего бояться рукотворных драконов, когда рядышком стоит вполне настоящий. Когда до меня дошёл весь комизм сложившей ситуации, то я еле сдержалась чтобы не рассмеяться во весь голос. Но ведь, правда, смешно. Гын Сок и Юки вовсю наслаждались зрелищем – любители спецэффектов. Не знаю, о чём думал Юки, а вот оппа наверняка примеривался, можно ли что-то подобное сотворить на своём очередном шоу. Только бедная Юси выглядела напуганной и, в конце концов, спрятала свой любопытный носик в куртку Юки. Кажется, даже попыталась для пущей уверенности в безопасности засунуть голову ему то ли в рукав, то ли вообще под мышку.

 

 

- На первом этаже есть ресторанчик, который открыт на рождество.

Меня довольно-таки бесцеремонно выдернули из воспоминаний.

- Что? – я непонимающе посмотрела на Гын Сока, который уже по-хозяйски расположился с мобильником поверх покрывала на кровати. Ничего себе покрывальце! Пунцовое. Сплошь в звездочки и снежинки. У кого только такой дурацкий вкус? Да неважно. Мы тут всего-то на пару ночей. Надеюсь только, что само постельное бельё без таких вот дизайнерских супервывертов.

- Прямо в отеле. Переодевайся и пойдём. Нас ждёт настоящий французский рождественский ужин. Я уже договорился.

Кто бы сомневался. Предусмотрительный ты мой. Когда только успеваешь. Вот только, что на такое почти домашнее рождество надеть? Пожалуй, остановлюсь на черных леггинсах и коротком тёмно-синем платье из мягкой ангорры.

Зеркало в ванной сказало, что вполне даже наряд.

Ванная комната отдельный разговор – судя по всему, несмотря на дизайн а-ля средневековье в остальных помещениях, на ванных комнатах решили не рисковать и не экономить. Из-за этого получился резкий контраст – небольшой скромный номер, напоминающий киношную деревенскую спаленку и… переступаешь порог ванной - «здравствуй двадцать первый век». С одной стороны получился курьез, а с другой – это лучше чем обнаружить за дверью медную лохань с ковшиком и ночной горшок с незабудками на боку.

 

 

Ужин на троих. Нет. На четверых. Ума не приложу, как, но Юки умудрился протащить в ресторан Юси. И теперь рыженькая лисичка на правах четвёртого члена нашей разношёрстной компании с удовольствием уписывает крылышко рождественской индейки, а Юки с видом заботливого папаши созерцает это зрелище. Мы тоже.

В камине за ажурной решёткой пылает настоящий огонь. Его блики играют на тёмных стенах. Свет не то чтобы приглушён. Он вообще практически отсутствует. За исключением этого самого камина и свечей в тяжёлых канделябрах с вычурными ножками. Тяжелая дубовая мебель без особых изысков. Пара гобеленов на стенах. От всего этого и вправду веет средневековьем.

В маленьком ресторанчике мы одни. Похоже, что и в отеле тоже. Н-да. Только мы, видать, такие ненормальные, чтобы отмечать рождество здесь? Хотя, если быть честной с самой собой, то это я такая. Остальные двое лишь исполнили каприз одной упрямицы.

Официант принёс бутылку вина. За счёт заведения. Ого! Каберне тысяча шестьсот пятьдесят восьмого года. Бутылка явно старинная. Даже пятнышко вековой пыли осталось на стекле протёртом впопыхах. Знала бы, что это за вино!.. Нет. Самое большее, на что мне хватило моей интуиции – это не пить его самой. Впрочем, тут дело даже не в интуиции. Просто прикинув возраст этого самого вина, я заявила Гын Соку, что «уксус я не пью».

- Как хочешь, - он рассмеялся и налил в бокалы себе и Юки. – Не передумаешь?

- Нет, - отрицательно мотаю головой. – Одно дело поддержать компанию и отметить праздник бокалом лёгкого вина и совсем другое пить нечто трёхвековой давности. Нет уж. Увольте. И с какой стати такой щедрый подарок от ресторана?

- Может, мы им просто понравились.

Я демонстративно встала, стараясь не обращать внимания на лукавую улыбку, посланную мне через стол, и подошла к окну. Из него открывается прямо-таки сказочный вид. На фоне ночного неба вырисовывается едва угадываемый сейчас скалистый утёс, под которым несет свои неспешные воды река. А на утёсе темнеют развалины местного замка, один только вид, которых навевает мысли о готике, мистике и прочих потусторонних вещах. Очень притягательное зрелище для тех, кто, конечно, знает в этом толк. Всю эту мистическую картину дополняют мельтешащие на фоне замка огоньки светлячков. Стоп. Какие ещё светлячки? Это среди зимы-то?!

Я обернулась, чтобы поделиться своими наблюдениями, но слова застряли у меня в горле.

Пять минут.

Всего пять минут.

Ну не могли они за такое короткое время напиться. Это просто физически невозможно. Самое большее успели вылакать по бокалу. Ну, два. И то если пили залпом. Это даже принимая во внимание возраст злополучного вина, детская доза для любого из них.

Нет. Но что за?..

Юки сидит с глупой улыбкой и отрешённым видом вертит в руках вилку. Причём смотрит на неё так, словно видит этот предмет в первый раз в жизни. Гын Сок, счастливый как младенец, обстреливает его с другого конца стола зелёным горошком позаимствованным из гарнира. Хорошо хоть не каштанами с индейки.

- Что это с вами двумя? – увернувшись от шальной горошины, делаю попытку передвинуть тарелку с «боеприпасами» так чтобы она оказалась вне досягаемости. Хлоп. Моя рука оказалась в мгновение ока в капкане цепких длинных пальцев.

- Не мешай.

Ничего себе заявочки!

- Ещё чего придумал!

Последний возглас заставил Юки оторваться от созерцания вилки.

- О, ты кто?

Я уставилась на него, наверное, с не меньшим удивлением, чем он на меня.

Молчание затянулось.

- Это ты мне? – не нашла ничего лучшего спросить.

Юки подумал с минуту и выдал очередной «шедевр» за сегодняшний вечер.

- Вообще-то оба.

Гын Сок наморщил лоб, задумался и …

- Я Санта Клаус.

Сказано это было с самым серьёзным видом. Без тени юмора.

- Не правда, тут же заявил Юки. – Санта Клаус это я.

- Да? А я тогда кто? – поинтересовался в свою очередь мой ненаглядный.

- Откуда я знаю, - Бьякко пожал плечами.

- Может мы оба Санта Клаусы? – продолжил свои рассуждения Гын Сок.

- А где твой мешок с подарками? – ехидно спросил Юки.

- Потерял. А где твой?

Юки с растерянным видом огляделся по сторонам.

- Вроде только что тут был. Наверное, тоже потерял. Или, может, в санях оставил.

- А где сани?

- Не помню, - Юки ещё немного подумал и вдруг выдал. – Ладно, согласен. Мы оба Санты.

Это уже какое-то слишком странное опьянение получается. Да и бутылка всего наполовину выпита. Никакое это не каберне тысяча шестьсот пятьдесят восьмого. Вернее может и каберне, и даже как указано тысяча шестьсот пятьдесят восьмого года, но… Чудеса в решете. Кто-то над ним хорошо потрудился в своё время. Явное колдовство. Даже Бьянка внутри меня спросонок заворочалась беспокойно. И что теперь прикажете делать, господа хорошие?

Чисто риторический вопрос. На который к тому же не успеваю найти ответ.

- А ты кто?

Здрасьте, приехали. Это уже ко мне оказывается. Так. В таком состоянии с ними бесполезно вести воспитательные и мозгопрочищающие беседы. Лучше подыграть. После разберёмся.

- Снегурочка, - продолжила я новогоднюю тему и тут же поняла, что сморозила не совсем то. Вряд ли хоть один из моих «чуд» слышал о существовании этой героини русских сказок. Судя по их пустым недоумевающим взглядам, я права в своём предположении. Надо скорее исправляться. Кто знает, что им в таком виде придёт в головы. Ничего не придумывается как назло. Где моя фантазия? В отпуск, что ли отбыла? Вот так всегда! Может хоть Андерсена читали и помнят?

- Снежная Королева.

Во, выдала! Сама от себя не ожидала. Ну что ж. Почему бы и нет. Сейчас исключительный случай. Кое-кто себя принцем называет даже в трезвом виде.

Две пары бровей – тонкие высокие и густые широкие взметнулись в удивлении.

- Королева?

- Снежная?

Я не успела увернуться. Просто не ожидала такой провокации. Знакомая рука сграбастала за талию и бесцеремонно усадила к себе на колени.

- Ты что творишь?! – у меня от неожиданности на миг дыхание перехватило.

С таким же успехом могла спросить каминную решётку. И фиг ведь слезешь. Давно поняла, что не стоит обманываться на его счёт. Цепкий и сильный.

- Холодная? – поинтересовался Юки.

- Нет, - рука нахально скользнула на моё бедро, да так там и осталась. - Тёплая. Очень.

- Тогда какая же она Снежная Королева? – в голосе Бьякко послышалось разочарование.

Как жаль, что в надлежащее время не выучила никаких корейских или японских ругательств. Паршивцы!

Нас отвлёк звон опрокинутого бокала. Рыжая Юси, расправившись с индейкой, продолжила инспектирование праздничного стола и добралась до проклятого вина. Уж не знаю, чем оно привлекло её. Не лисье это пойло. Поздно!

Эй. У меня-то с какой радости в глазах двоится? Я же не пила!

Точно колданутое каберне.

Потому что от нормального вина нормальные лисы не превращаются в симпатичных рыженьких девиц.

Нормальные лисы.

С подозрением смотрю на девушку-лису. В ответ получаю застенчивую улыбку. Мои гаврики вообще на превращение не отреагировали. То есть, никак.

Себе что ли выпить? Пока вконец не свихнулась. Нет. Хоть кто-то в этой сумасшедшей компании должен оставаться трезвым.

- Раз уж мы Санта Клаусы, то не пора ли нам в путь? – вдруг заявил со своего места Юки.

Слава богу, моя принадлежность к сказочным персонажам, кажется, снята с повестки дня, вернее ночи.

Тпру…

До меня не сразу дошло, что их потянуло на вольную волю.

- Куда?! – рявкнула я неожиданно для самой себя, позабыв про неудобства собственного положения. Но они же сейчас совсем как неразумные дети.

- Туда, - махнул рукой в неопределённом направлении Юки. – Поздравлять.

Вот ведь проваль! Ну почему они не вообразили себя кем другим, ёлочкой там или пряничным домиком? И что теперь делать? Я и с одним справиться не могу, куда мне двоих-то удержать? Еще неизвестно что Юси может отколоть.

 

 

Спустя минут пять мы все уже на улице. А куда деваться? Удержать не могу. Остаётся только присоединиться. И ведь странное дело. Вокруг ни души. Ни в отеле, ни снаружи. Мир словно вымер. С неба падают редкие снежинки. Огоньки на деревьях перемигиваются. И в воздухе плывёт тихий-тихий звон рождественских колокольчиков.

Та самая романская церковь с квадратной колоколенкой над входом из путеводителя. Со стен между колоннами на нас смотрят искажённые гримасами лица. Может это и искусство, но… Жуть какая! Даже мурашки по коже. Ночные тени оживляют их и даже кажется, что они гримасничают специально нам вслед. Ни за что не оглянусь. Кто знает, какой ещё сюрприз может преподнести сегодняшняя ночь.

Рождественская полуночная месса уже началась.

А мы идём дальше. Мне ничего не остаётся, как следовать за своими спутниками.

Миновали мэрию.

Теперь стало ясно куда идём. Кто бы сомневался. Всё по законам жанра.

Руины замка нарисовались впереди, вполне закономерно обозначая конец нашего пути. Донжон и капитанская башня с остатками крепостных стен.

Чисто академический интерес – а кого здесь поздравлять-то? Местных привидений что ли?

Лучше бы даже мысленно не задавала такой вопрос.

Я сморгнула.

В узких окнах-бойницах горит призрачный свет. Да и количество башен явно не ограничивается донжоном и капитанкой.

Тихое поскрипывание, позвякивание конской упряжи, отдалённый гул голосов, звуки флейты и волынки.

Мой здравый смысл приказал долго жить.

Почему уже ничему не удивляюсь? Или у меня выработался иммунитет к чудесам? Неважно. Потому что именно в этот момент Гын Сок и Юки начали решать очень важный вопрос.

Поскольку они Санта Клаусы, а эти два «чуда» перед выходом даже где-то отыскали красные колпаки рождественского дедушки, то встал вопрос, как проникнуть внутрь, чтобы поздравить веселящихся.

Это вам не наш Дед Мороз, который очень прилично и степенно заходит через дверь. Не-ет. Санта Клаус у нас экстремал, и, как известно, попадает внутрь через каминную трубу. Тьфу. Не было печали. Похоже, дело пахнет керосином. Осталось только руки-ноги переломать, если вообще не разбиться с пьяно-колдовской дури, либо застрять в трубе, либо поджариться в камине. Как в любой приличной сказке три варианта. Просто прекрасненько.

Юси, солнышко рыжее. Умничка. Предложила как альтернативу окошко. Всё ж не так высоко и смертельно. Осталось только решить, как в него забраться. А ещё выбрать это самое окошко. Замок всё же, не домик. Доступных окон и нет-то.

- Ну-ка подсади, - слышится требование моего оппы.

- С какой стати я должен подсаживать твой костлявый зад? – возмущается в ответ Юки.

- Сам ты костлявый. Подсаживай, говорю.

Детский сад.

- Уважаемые, вы на бал?

Я с удивлением воззрилась на карлика одетого в цвета палой листвы. Гын Сок и Юки продолжают с азартом решать в какое окно лучше всего влезть. Юси с любопытством разглядывает замок. Дурдом полнейший.

Покосившись на свою сладкую троицу, решаюсь.

- Что-то вроде того.

- Тогда добро пожаловать, дорогие гости, - карлик шаркнул ножкой. – Разрешите проводить вас и ваших спутников внутрь. Негоже гостям снаружи топтаться.

Ох. Я-то разрешаю со всей радостью, осталось только убедить разгулявшуюся парочку. Юси не в счёт. Похоже, она изначально согласна с любым решением.

Но убеждать особо и не потребовалось. Хорошо, что заколдованное вино всё же не отшибло в них остатки здравого смысла.

А внутри царит атмосфера веселья и бесшабашности. Моё чувство реальности распрощалось со мной сегодняшней ночью окончательно. Впрочем, это уже не впервой. С корейскими духами имела дело? Имела. С японскими тоже. Пришла, видимо, очередь французских. Веселая у меня жизнь что ни говори!

Ну а почему французским фольклорным персонажам легенд и сказок не отпраздновать своё рождество? Лишь бы они были миролюбиво настроены. Персонажи то бишь.

Зал, украшенный перевитой лентами омелой и остролистом. Огромный в полстены камин с пылающим в нём огнём. Звуки невидимых флейт, волынок и бог знает каких ещё инструментов. Пляшущие тени на стенах и сами танцующие в зале. Тянет ароматным дымком, прелыми листьями и лёгкой лесной сыростью.

Карлик, который привёл нас сюда, растворился в толпе. Здесь вообще много карликов. Духи земли весьма многочисленный народец. Лу-гару, оборотней можно отличить по их немного волчьим манерам и какому-то голодноватому блеску в глазах. Бьянка там у меня или нет внутри, но от этих типов, думаю, лучше держаться на расстоянии. А многих просто не знаю и не могу определить их принадлежность. Кто тут кто…

Подобные вопросы даже не приходят в головы моим спутникам. Спустя четверть часа обнаруживаю, что стою одна. Гын Сок обучает компанию гномов тонкостям шаффла, умудряясь делать это под заунывную мелодию волынки. Юки кружит на пару с какой-то девицей в бело-облачном платье, больше похожем на балахон призрака. Юси…

Рыженькая лисичка вынырнула из толпы с бокалом вина. Ну не лисье это пойло!

А это оказывается мне.

- Спасибо.

Рыженькая ободряюще улыбнулась и осталась со мной. Теперь я не одна. Смотрю в бокал, в котором плещется рубиновый напиток. Будь что будет. Выпью.

Сладкое южное вино слегка пощипывает язык и густой влагой обволакивает горло. В нём целый летний букет, тепло солнца и терпкая нежность винограда.

Вкусное вино. Правда, вкусное.

А потом окружающий мир превратился в сверкающий калейдоскоп красок.

Вот значит, каково это. Совсем неплохо.

 

 

Эпилог. Утро рождества.

Ммм. Как тепло и мягко. И где это я? Осторожненько приоткрываю один глаз. В сумерках зимнего утра знакомая комната. Точно. Наш номер в отеле. Вон в изножье валяется скомканное звездно-снежиночное покрывало сумасшедшего дизайнера. Что было ночью, и как попала сюда, прямо в постельку? Да ещё и умудрилась переодеться. Впрочем, белая майка с заниженными проймами явно не моя. Омо! Зачем было такую вообще брать с собой в багаж. Зима же, не лето.

Тело-то как затекло в неподвижности. Я что, как легла так и не повернулась ни разу? Ничего себе выпила бокальчик красненького. И сколько вообще проспала-то? Сколько вопросов.

Прежде всего, хорошенько потянуться, так сладко-сладко. Вначале вверх, вытянув руки над головой, а после уже раскинуть в стороны и… Левая рука упёрлась в тёплое плечо по соседству. Оппачки. Я испуганно отдёрнула руку, но тут же успокоилась. Чего это я? Пора бы уже привыкнуть, что моя постель это теперь не только моя постель.

Интересно, как он после вчерашнего, вернее сказать после сегодняшнего? Осторожненько поворачиваю голову. Сонный, взъерошенный, но вполне, судя по лукавому блеску глаз, проснувшийся. И нормальный.

- С пробуждением, Спящая красавица.

- И тебе утречка, дедушка Санта Клаус.

- Я похож на бородатого дедушку? – усмехнулся.

- Сам ночью утверждал, - ох и нравятся мне наши игры словами.

- То было ночью. И помнится, кто-то называл себя Снежной Королевой. Проверим? – в его глазах уже откровенно бесенята пляшут. Куда и сон пропал. – Тем более что проснулась ты сама, а значит, я кое-что задолжал.

- Это что же? – делаю вид, что хочу отвернуться, но, конечно же, запаздываю.

Поймал. Навис сверху, в неясном утреннем свете кожа рук отливает лёгкой бронзой ещё летнего загара. Внимательно рассматривает моё лицо, словно впервые его увидел. От одного только этого меня накрывает горячей волной. Что-то… ох… мысли разбегаются. Медленно, очень медленно склоняется, глядя прямо мне в глаза. По слегка приоткрытым губам скользнул кончик языка. О, он мастер играть им. Это настоящий гипноз. Манящее скольжение, влажный блеск.

Ниже.

Ещё ниже.

Лёгкое, почти невесомое касание. Вначале в один уголок моих губ, потом другой. А после играючи легонько прихватил зубами нижнюю губу.

Грохот за стеной и набор японских ругательств прервали нас довольно неожиданно и даже заставили немного отпрянуть друг от друга.

- Что это было? – почему-то шёпотом поинтересовалась я у Гын Сока.

- Это? – он тихо засмеялся и вновь наклонился ко мне. – Видимо для тысячелетнего лиса только что исполнилось рождественское пожелание мартышки и шарманщика.

- Ммм?

- Чудо по утру, - похоже, моего дорогого, что-то очень забавляет в этой ситуации. – В его билетике счастья было обещано чудо по утру. Вот он и получил его. Так сказать с доставкой в постель, судя по звуку падения.

- Юси? – пытаюсь вспомнить смутные события прошедшей ночи. – Так она…

- Рыжая бестия, лисица-оборотень.

От представшего мысленно перед глазами Юки почему-то стало весело и мне.

- Бедный Юки, - давясь от смеха, произнесла я.

- Ну почему же… - протянул Гын Сок. – Это как посмотреть.

- Завидуешь? – делаю вид, что надулась.

- Нет. Теперь я спокоен.

- Почему?

- Потому что в следующий раз этот лис не увяжется за нами в романтическое путешествие. И вообще, хватит о нём.

Его губы вновь приблизились и довольно властно завладели моими. Тёплая ладонь ласково коснулась плеча, осторожно, но настойчиво скользя вниз, оголяя грудь. Белая майка, которую и майкой-то сложно назвать, окончательно потеряла свои изначальные функции.

Оставив губы на время в покое, он переместился ниже. От его горячих прикосновений тело просто плавится как воск. Лёгкие касания рук ласково поглаживающих кожу. Мои пальцы запутались в его рыжеватых прядях волос. Так приятно ощущать их шелковистость.

Странно, как вообще ещё могу что-то сейчас соображать. Какая-то ненормальная. Правда.

- Билетик счастья.

- Что билетик счастья? Ты опять об этом? – он недовольно оставил в покое мою грудь и посмотрел на меня.

- Наш билетик. Пожелание.

Неожиданно в деталях припомнилась сказка про подобное пожелание. Только там оно касалось другого.

- Поздно спохватилась. Уже утро. И мы уже начали. Лично я не собираюсь останавливаться.

- Если пожелание правдиво…

- От рассвета до заката, - он бархатисто, от души рассмеялся. В этом смехе смешались веселье, ирония, смущение и ещё что-то, что я сразу и не разобрала. – Значит, у нас впереди уйма времени. К тому же будет что вспомнить в старости.

- Если мы выживем, - противореча собственным словам, я ещё сильнее прижалась к нему и обняла за плечи.

- Проверим.

Омо!

Да уж. Вспомнить действительно будет что. Что ж, с кем поведёшься. Знала, на что шла. С ним жизнь может быть только такой – абсолютно сумасшедшей и неистовой.

Больше я ни о чём уже подумать не успела, потому что он вновь завладел моими губами.

Утро. До заката ещё далеко.

Интересно, предсказание мартышки и старого шарманщика… Чем оно обернётся для нас?


Конец третьей части.

 


Обсудить на форуме

Комментарии

Информация


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ПРАВИЛА САЙТА

  • 1. НЕ ДОПУСКАЮТСЯ оскорбление, некорректные и нецензурные высказывания в адрес актёра, сайта, администрации и участников.
  • 2. Все виды подстрекательства, споров, злобного сарказма, неразумной язвительности и разжигание межнациональной розни ЗАПРЕЩЕНЫ.
  • 3. За спам и рекламу в комментариях на стене в любом виде — БАН без предупреждения.
  • 4. ПРИВЕТСТВУЮТСЯ активность и творческие порывы участников.
  • 5. Будьте взаимно вежливы и желательно грамотны. В случае возникновения вопросов и предложений пишите администраторам сайта.
  • Zikzin

Расписание

    Нет событий на ближайшее время

Опрос

Что бы вы предпочли на ZikZin Radio (2.08.14)?
Подарки: диск, постеры с подписью
Просто коснуться его руки!
Мне ничего не надо, просто увидеть его на сцене...